Тверская усадьба

База данных усадеб и владельцев

Общие понятия о славянах. Сербия. Черногория. стр.180

Несмотря на несколько унизительное положение, в которое Сербия была поставлена этим уставом, нельзя не признать, что он давал ей очень существенные выгоды: 1) он весьма подробно определял роль различных органов местной и центральной власти; 2) он полагал пределы тем правительственным колебаниям, которые до него имели место в Сербии. Как бы то ни было, но конституция 1838 года пережила все остальные. На основании этого устава Милош начал набирать новый Совет, в состав которого включил и своих личных врагов, деятелей восстания 1835 г., между прочим, и Вучича; но они немедленно принялись за старые интриги. Препятствуя всем начинаниям князя, они довели дело до того, что правительство оказалось совершенно не в состоянии действовать; они задумали даже привлечь самого Милоша к ответу пред Советом относительно государственного бюджета. Милош понял, что от него хотят всеми способами отделаться; его приверженцы, среди которых было и простонаро-дие, не забывшие крупных заслуг Милоша в первые тяжелые годы, собрались в Шумадии и оттуда двинулись к Белграду. Совет послал навстречу им войска. Однако, Милош оказался настолько благороден, что не захотел допустить междоусобной войны; он велел своему брату Иовану и другим своим приверженцам сложить оружие и согласился отречься от престола. 13 июня 1839 года митрополит прочитал акт его отречения, и Милош, к большому прискорбию народа, удалился в изгнание в одно из своих валашских поместий. Акт отречения, подписанный за Милоша его сыном Михаилом, так как он сам не умел писать, был составлен в пользу его старшего сына Милана, который и вообще отличался слабым здоровьем, а в это время был как раз тяжело болен. Поэтому было учреждено регентство, во главе которого стоял один из прежней партии недовольных, Авраам Петрониевич. Вместе с ним правителями были назначены его единомышленники — Ефрем, брат Милоша, и Фома Вучич. Милан прохворал около месяца и, может быть, даже не зная о своем избрании, скончался 26 июня 1839 г. от чахотки.

При всех своих отрицательных сторонах, чрезвычайно характерных и для последующей эпохи в сербской истории и потому заслуживавших более детального освещения, княжение Милоша было чрезвычайно важно. В начале его деятельности Сербия была еще бунтующейся райей в глазах турецкого правительства; при его низвержении Сербии уже не грозило никакой опасности опять попасть в турецкое иго. Раз навсегда это государство вырвалось из турецких тисков. Внутреннее положение Сербии, как ни мало порядка еще было в нем, все же составляло большой прогресс по сравнению с временем Кара-Георгия: с 1835 года начали составлять правильный государственный бюджет на текущий год; с этого же времени возникает постоянный главный контроль (в ведении Державного Совета) над расходами государства; в 1830 году Сербия получила право свободно устраивать школы, и в то же время была заведена Высшая школа, которая должна была подготовлять народных старейшин; несколько лет спустя она была переименована в гимназию; в 183Т году открылись еще 3 гимназии, а в 1838 году — Великая школа, род высшего учебного заведения, в котором скоро возникли два отделения, богословское и юридическое, выпускавшие священников и чиновников1; были заведены специальные военно-учебные заведения, довольно большое число основных народных училищ (80) и т. п. Все это должно было содействовать переходу Сербии к новым формам народного быта и государственного существования. Отрицательной стороной этого преобразования являлся наплыв посторонних учителей новой жизни, иностранцев, — общая участь государств, совершающих быструю ломку своего старого строя. Такими иностранцами в Сербии являлись элементы, не чуждые народу по крови, но успевшие сделаться чуждыми ему по культуре. Это были потомки тех сербов, которые переселились в Австрию, там привили себе вкусы и воззрения австрийской бюрократии и вернулись на родину для занятия различных чиновничьих должностей уже в качестве «швабов». Погоня за внешними отличиями, презрение к простому люду и т. п. делали этих людей чрезвычайно непопулярными в народе; в значительной степени эти элементы содействовали бюрократической анархии, вызвавшей столько осложнений в дальнейшей жизни Сербии, А, кроме того, тяжелым камнем лежало на ней соперничество двух династий. Сам же Милош был большой интриган и немало мутил и в следующие годы. Когда умер Милан, вопрос о престолонаследии поднялся с новой силой. Сенат решил сохранить лоялизм по отношению к династии Милоша и на место умершего князя избрали его брата Михаила, 17-летнего юношу, удалившегося вместе с отцом в Валахию. В Константинополе, куда ездил представляться Михаил, ему был оказан самый лестный прием, в то время как в Белграде враждовавшие партии втягивали в свои распри войска и этим содействовали общей дезорганизации. Михаил спешил домой и в марте 1840 года прибыл в Белград. Народ встретил его чрезвычайно радушно; но регенты, назначенные Портой в качестве опекунов молодого князя, не желали допускать его до активной деятельности, тогда как народ был возмущен правлением корыстных и деспотических регентов и требовал суда над ними. Приглядываясь к настроению народа, Михаил чувствовал под собою настолько крепкую почву, что потребовал от Вучича и Петрониевича публичного отчета в своих действиях перед скупщиной. Они предпочли обратиться к турецкому заступничеству и укрылись в Белградской крепости; тогда Михаил совершил много перемещений в администрации и взял власть в свои руки, приблизив к себе австрийского серба Радичевича. Окруженный интригами, которые вели и его ближайшие родственники, в том числе мать его, завидовавший ему отец и дядя Ефрем Обренович; опасаясь не дремавших регентов, ведших деятельные переговоры с Австрией; одним словом, не имея уверенности почти ни в ком, — молодой князь не мог быть особенно разборчив в средствах, и к тому же ему приходилось действовать вопреки народным желаниям и даже увеличить налоги, заведенные регентами и особенно волновавшие народ. Наконец, Михаил вернул и Вучича, и Петрониевича, думая расположить их этим шагом в свою пользу, но в своих расчетах он ошибся: регенты продолжали свою подпольную работу и летом 1842 года вызвали восстание против князя, который с несколькими тысячами своих приверженцев двинулся против Вучича. Начались переговоры; на вопрос: почему Вучич восстал против князя, тот стал уверять его в своей преданности Михаилу, но мотивом недовольства выставлял самовластие недостойных министров, недоверие к старым слугам династии, наконец — что было самое чувствительное для народа — ссылался на тяжесть налогового бремени и требовал его ограничения. За спиной восставших «уставобранителей» стояла Австрия. По словам Н. Попова (т.П, стр. 131), «в это время снова выступило со своими интригами австрийское правительство, нашедшее более выгодным для себя поддержать партию уставобранителей (т.е. регентов, отстаивавших конституцию). Оно опасалось, чтобы победа над ними Михаила Обреновича не восстановила спокойствия в Сербии и не дала ей возможности распространить свое влияние на волновавшихся в Боснии и Болгарии христиан. Старый Милош был уже в руках Австрии, ибо, по требованию Порты, переселился в Вену, куда вскоре приехал и Ефрем Обренович». Благодаря искусным интригам регентов и венского правительства, Михаил, в конце концов, остался чуть не один и должен был с несколькими министрами бежать в Землин. Преемник Михаилу был припасен уже давно. Это был сын покойного Кара-Георгия — Александр, который в 1840 году был возвращен в Сербию и сделан адъютантом князя Михаила. Это был человек уже не первой молодости, не отличавшийся ни образованием, ни умом. Поэтому нужно было прибегнуть к турецкому содействию, чтобы сделать его, на место Михаила, князем Сербии; за турецкой помощью укрывалась более действительная австрийская интрига, тонко веденная наперекор России генералом Гауером. И это убеждение «уставобранителей», что отныне покровительство над Сербией переходить в руки Австрии, придало совершенно определенный авст-рофильский характер политике нового князя, тогда как Россия выступила против него с заслуженной враждебностью. По требованию России, были произведены новые выборы князя, но они дали те же результаты: Народная Скупщина остановилась снова на Александре Кара-Георгиевиче, который был признан теперь и Россией и княжил до 1858 года. Нет сомнения, что этот период для Сербии был очень важной эпохой устройства внутренних отношений; правда, это устройство совершалось в орбите австрийского влияния, но все же темные стороны этого княжения отступают на задний план перед его деятельностью на пользу народной культуры.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒

Последние публикации:

Советы по продаже дома

Почему мы продаем свой дом? Причины могут быть самые различные: переезд в другой город, страну, деревню либо смена работы и другие. Решение приняли окончательно и бесповоротно

История усадьбы…важно ли это?

Возможно, кому-то повезло жить в какой-то старинной усадьбе, хозяином которой прежде был какой-то аристократ. В таком доме можно почувствовать себя в его шкуре, попытаться понять, о чём он думал и как жил

Параметры высоток – важный аспект строительства

Характерными контурами городского современного ландшафта многих городов стали высотные здания. Строительство таких зданий не только делают город современным, но и на небольшом участке земли обеспечивают беззаботное проживание большому количеству людей.

Как накопить на квартиру?

Не однократно, и уверена в том, что каждый задавал вопрос, где взять деньги на покупку недвижимости? Каким образом накопить их как можно быстрее? Ведь покупка квартиру в крупных городах – это не дешевое удовольствие и даже доплату на обмен или первичный взнос по ипотеке, являет собой очень не маленькую сумму.

Все статьи