Тверская усадьба

База данных усадеб и владельцев

Общие понятия о славянах. Сербия. Черногория. стр.154

Тот процесс, который наметил в своих мемуарах Кантакузин, пошел чрезвычайно быстро вперед. Его слова о распадении Сербии на тысячу кусков относятся к 1356 году, а через десять лет после этого можно бь1ЛО вспоминать о величии сербского царства, как об отдаленном прошлом.

Некоторые из Душановых вельмож объявили себя самостоятельными государями; другие номинально признавали власть Уроша, но, ввиду его слабости и неспособности, были принуждены сами заботиться о сохранении своих границ в безопасности. Вукашин занял Македонию и объявил себя в 1366 году кралем, Лазарь в теперешней южной Сербии, Вук Бран-кович на Косове поле, братья Балшичи в Зете и др. оставались верными царю. Боснийский бан Твртко уже задумывал свергнуть слабоумного Уроша и подготовлял для этого почву в дружественных сношениях с князем Лазарем. Продолжателем архиепископа Даниила занесены в житие второго сербского патриарха Савы следующие строки, которые прекрасно резюмируют всю сербскую историю с 1355 по 1371 год. После царя Стефана, повествует он, «принял царство сын его Урош; но он недолго благоденствовал, а вскоре принял большую беду от своих властелей, в царствовал он мало лет и преставился; из царства же его одну часть получил князь Лазарь, другую — Вукашин, который посягнул на королевский титул, нимало не боясь проклятия святого Савы; греческие страны и города принял Углеша, и потом, соединившись, они пошли в Македонию, были перебиты турками и так скончались». До 1366 года царство Уроша еще кое-как сдерживалось памятью об его отце, но с этого времени начинается против него движение, центром которого оказываются южно-сербские земли1. Это движение привело к полному отступлению от Уроша двух могущественных государей — деспота У глеши и его брата, краля Вукашина, и с этого времени начинаются попытки сербов заключить союз против турок. Эти полунезависимые или даже совсем самостоятельные государи ведут между собою переговоры, ищут денег, причем душою этого движения становится Углеша. Прежде всего следовало примириться с цареградскям патриархом, который наложил анафему на сербскую церковь после провозглашения в ней патриаршества. Для этой цели Углеша посылает в Константинополь посольство с предложением примирения церквей и изъявляет готовность отказаться от патриаршества, а свою область подчинить юрисдикции патриарха царьградского. В Македонии, где господствовал Углеша, ему приходилось уже не! раз сталкиваться с турками, причем успех, как можно думать, оставался на его стороне. Таким образом, деятельность Углеши вызывала сочувствие в народной сфере, и даже его протест против сербского патриаршества, по-видимому, был встречен с симпатией в известной части духовенства, которое с тревогой смотрело на вражду между Вселенской церковью и новым сербским царством и помнило о временах архиепископа

Савы и первых Неманичей, когда сербское королевство так быстро росло и укреплялось. Основание царства не принесло Сербии счастья; сын Ду-шана оказался совсем негодным для престола, и потому попытка Вука-шина воскресить королевство не казалась ни массе народа, ни духовенству изменнической. После 1366 года в руках царя Уроша осталась только северо-восточная часть стефанова царства, до Дуная, но зато на юге складывался союз сербских государей против турок. В1371 году произошла знаменитая битва на р. Марице, на правом берегу реки, близ местечка Чермена (к западу от Адрианополя)1. В этом сражении погиб Вукашин. Народная песня вспоминает об этом событии в следующих поэтических словах: «До восхода солнца чиста была вода в Марице, от восхода она замутилась, полилась мутная и кровавая, потом понесла коней и шлемы (колпаки), до полудня раненых юнаков». Как турецкие, так и позднейшие сербские источники (напр., «Житие Уроша V», составленное в первой половине XVII в. патриархом ипекским Паисием) передают, что в сербском войске перед битвой господствовали разгул и пьянство, и турки, неожиданно напав на сербский лагерь, перебили множество спящих. Монах сербского Хилендарского монастыря Исая, который когда-то был близок к Стефану Душану, перевел на сербский язык сочинения Дионисия Ареопагита и к переводу присоединил описание марицкой битвы, в котором рассказывает о последствиях этого страшного поражения для его народа. «По всем городам и странам Запада (т.е. на Балканском полуострове, к западу от Константинополя) распространилось такое несчастье, такая беда, что ни ухо никогда не слышало ни о чем подобном, ни глаз ничего подобного не видел. Когда погиб этот храбрый человек, деспот Углеша, измаильтяне (т.е. турки) рассеялись и полетели по всей земле, как птицы по воздуху, и одних из христиан они закалывали мечом, других отводили в рабство, а третьи понесли преждевременную кончину. Те же, кто остался в живых, помирали от голода, потому что повсюду наступил такой голод, какого не было от сотворения мира, и дай Бог, чтобы никогда не было другой раз. А на тех, кто спасся от голодной смерти, нападали, попущением Божиим, ночью и днем волки и поедали их. Увы! Жалостно было видеть. Осталась земля совершенно пустой, без людей, без животных, без всякого рода, и не было ни князя, ни вождя, ни наставника между людьми, и некому было спасти и избавить. Все исполнилось страха мусульманского, в сердца храбрых и мужественных людей превратились в самые слабые женские сердца. В то время умерло и племя сербских государей, именно седьмое колено (т.е. царь Урош, скончавшийся 2 декабря 1371; битва же на Марице произошла 26 сентября). И тогда поистине живые завидовали тем, кто умер раньше их, и, поверьте мне, ни я, человек во всем невежественный (незналица), ни тот премудрый среди греков Ливании не могли представить пером несчастья, которые постигли христиан в западных краях». Эту страшную картину дополняют другие современные писатели, которые показывают, как скоро сербское царство, еще недавно величавое и славное, было приведено к краю пропасти и рассыпалось на мелкие куски. В истории этого периода еще многое не выяснено; так, все наши источники единогласно утверждают, что в Марицкой битве погибли и Вукашин, и его брат, деспот Углеша, причем многие из них (позднейшие сербские «Родословы») объясняют поражение гневом Божиим на этих вождей, свергнувших кроткого и благочестивого Уроша. «Если бы не суд Божий, как могли бы 4 тысячи победить 70?». Один из источников («Житие Уроша») сообщает, однако, нечто иное: Родословы единогласно утверждают, что даже тела павших Вукашина и Углеши не были найдены, тогда как Житие объясняет смерть Углеши кровотечением от раны, полученной им в битве. Между тем, существует грамота Углеши от 29 мая 1372 года. Еще более значительны разногласия в ином, более существенном вопросе: как умер Урош, от руки ли Вукашина, как говорят почти все источники, или своей смертью. По этому вопросу сербской истории существует целая обширная литература, и опять-таки хронологические данные показывают, что Урош умер на несколько месяцев позже Вукашина и, следовательно, не мог пасть от его руки. Но все эти разноречивые показания относительно событий, которые были всем известны или, по крайней мере, могли бы быть всем известны при сколько-нибудь нормальном положении вещей, чрезвычайно характерны: они обнаруживают такой хаос в государственной и национальной жизни, при котором никто не мог ориентироваться в окружающих событиях. Для народа Урош уже давно перестал существовать; Вукашин сверг его, стал сам кралем и следовательно — так именно и должна была рассуждать народная логика — убил его. Если мы припомним легенды о Петре III, ушедшем в уральское казачье войско, или даже известную легенду об уходе Александра I в Сибирь, нам станет ясно, что вокруг имен Уроша, Вукашина, Углеши должна была сложиться известная народно-истори-ческая догма. Но если она утвердилась так прочно и вылилась в литературных памятниках, то произошло это лишь вследствие полного разброда, совершенного распадения народной жизни, происшедших после Марицкой битвы. Незаметно и ни в ком не возбудив внимания, умер Урош, последний сербский царь, а сербские земли находились уже в чужих руках: к югу от Шар-планины, значит в албанских и македонских землях, завоеванных когда-то Стефаном Душаном, королем объявил себя сын


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒

Последние публикации:

Советы по продаже дома

Почему мы продаем свой дом? Причины могут быть самые различные: переезд в другой город, страну, деревню либо смена работы и другие. Решение приняли окончательно и бесповоротно

История усадьбы…важно ли это?

Возможно, кому-то повезло жить в какой-то старинной усадьбе, хозяином которой прежде был какой-то аристократ. В таком доме можно почувствовать себя в его шкуре, попытаться понять, о чём он думал и как жил

Параметры высоток – важный аспект строительства

Характерными контурами городского современного ландшафта многих городов стали высотные здания. Строительство таких зданий не только делают город современным, но и на небольшом участке земли обеспечивают беззаботное проживание большому количеству людей.

Как накопить на квартиру?

Не однократно, и уверена в том, что каждый задавал вопрос, где взять деньги на покупку недвижимости? Каким образом накопить их как можно быстрее? Ведь покупка квартиру в крупных городах – это не дешевое удовольствие и даже доплату на обмен или первичный взнос по ипотеке, являет собой очень не маленькую сумму.

Все статьи