Тверская усадьба

База данных усадеб и владельцев

Общие понятия о славянах. Сербия. Черногория. стр.131

Михаилу становилось ясно, что его владения и право на независимость нужно оформить каким-нибудь актом. Таким актом в Средние века являлось, обычно, признание со стороны папы титула короля за государем земли: так возникли королевство польское, чешское, венгерское и др. По тому же пути пошел и Михаил, хотя он был князем или великим жупаном не католического, а православного населения. Тем не менее, Дуклянское архиепископство находилось в зависимости от Рима, и потому было совершенно естественно, что именно туда обратился за короной Михаил, тем более, что на папском престоле сидел знаменитый Григорий VII. В1077 году сербский князь сделался королем, кролем, и, вместе с тем, сербская церковь получила внутреннюю самостоятельность. Впервые Сербия была признана совершенно самостоятельным государством и вступила в международные отношения на равных началах с другими государствами. Несомненно, что это было великим мирным завоеванием для сербского народа. Международное значение нового королевства обнаружилось очень скоро: пользуясь слабостью Византии, от нее задумал освободиться еще один мелкий провинциальный владетель, воевода Драчский, Георгий Мономахат. Чтобы обеспечить себя с севера и с запада, Мономахат вступил в сношения с норманнами и Михаилом, который и обещал ему свою поддержку. До восстания дело не дошло, интриги воеводы были открыты, и он бежал к Михаилу. Вскоре после того умер и этот последний (1081), и здание, воздвигнутое им с таким трудом, зашаталось, так как национального единства оно все еще не представляло. Кроль Бодин, сын Михаила, бежавший из византийского плена и в последние годы жизни отца бывший его соправителем, должен был, по плану отца, сделаться его преемником, но против этого восстал род Войиславовичей, требуя, чтобы королем сделался старший брат Михаила; задружное начало в династическом роде не допускало нарушения старых заветов, но победило новое начало: престолонаследие от отца к сыну. Усилиями дуклянского архиепископа распря была прекращена, и Бодин в продолжение 20 лет (1081—1101) царствовал в Сербии; столица его находилась в Скадре (Скутари).

Насколько в международных отношениях крупной величиной была уже в ту пору Сербия, видно из стараний нового византийского императора Алексея Комнена привлечь ее на свою сторону в угрожавшей ему войне с норманнами. Как хитрый дипломат, Бодин действовал уклончиво и пользовался раздорами соседей, чтобы округлить свои владения. Заключив союз с императором, Бодин предал его в битве при Драче (Ду-раццо), где греки потерпели поражение, а поражение это он использовал в своих целях: отправился в Рашку, которая после смерти Михаила начала проявлять сепаратические тенденции, усмирил ее, потом подчинил себе Боснию. В областях этих Бодин оставил своих правителей, в верности которых был убежден (в Рашке жупана Вукана, о котором мы еще будем говорить, в Боснии Стефана). Это произошло, вероятно, в начале восьмидесятых годов XI столетия, и почти все остальное царствование Бодина (1081—1101) прошло в борьбе с Византией, которая склонялась то на ту, то на другую сторону, причем, в конечном результате, Византия оказывалась уже совершенно не в состоянии отстаивать долго и упорно свои владения или те сербские области, которые еще недавно находились под ее протекторатом. Дело в том, что Византии приходилось все время защищаться от припонтийских тюркских кочевников, печенегов и половцев, и не слишком разбирать иной раз, на каких условиях можно заключить мир с сербами. Около 1095 года отношения между Бодином и Алексеем Комненом были урегулированы договором, в силу которого граница между двумя государствами прошла по Косову полю, причем северная его часть (приблизительно до Митровицы) досталась сербам, а южная сохранила зависимость от Византии. Таким образом, сербское государство в конце XI века распространилось до моря и охватывало теперешнюю Черногорию, Боснию и Герцеговину, северную часть Старой Сербии. И по всей вероятности, верховное господство его признавали и восточно-сербские племена, заключившие связи с Зетой еще при короле Михаиле. Но все это государство, уже довольно значительное и сильное, заключало в самом своем существе зародыш разложения: Бодин вступил на престол помимо своих дядей; их сыновья претендовали на свою долю в управлении. Новые начала в династические счеты государей вносились в Средние века весьма часто женами-иностранками. Жалоба Андрея Курбского на то, что София Палеолог внесла порчу в благочестивый род русских великих князей, представляет в этом отношении нечто стереотипное. Бодин был женат на гречанке, для которой притязания племянников его не существовали; она желала обеспечить престол за своими сыновьями. На этой почве произошли раздоры между королем Бодином и родом его, который разросся уже до 100 человек. Несколько членов этого рода были захвачены и убиты, другие бежали в Дубровник, который не хотел выдать беглецов; когда Бодин подступал к его стенам, они бежали в Царьград, так как Византийскому императору были очень на руку распри в сербской династии. Все это происходило накануне первого Крестового похода, которому было суждено познакомить Сербию с западными народами. До того времени международные сношения сербов ограничивались войнами и договорами с греками, итальянцами, соплеменными болгарами и полудикими мадьярами, половцами и печенегами; теперь через Сербию прошла самая блестящая часть крестоносного войска, под начальством Раймунда Тулузского, который встретился с Бодином в Скадре и обменялся с ним дарами. Но вообще недисциплинированная масса крестоносцев, грабившая все на своем пути, прошла через Сербию, как сила враждебная, вынуждавшая к отпору. Несколько лет спустя Бодин умер в том же Скадре, и в государстве его начались едва усмиренные раньше междоусобия, которые весьма быстро привели к распадению единого сербского государства на три самостоятельные части: Зету (Черногорию), Рашку (Старую Сербию) и Босну. По-прежнему в них стали хозяйничать греки, которые встречали сопротивление только в новой силе, в мадьярах. Эти последние в стремлении к открытому морю, одном из самых обычных стремлений государственных народов, стремились захватить в свои руки Боснию, Хорватию и Далмацию; но препятствие в выполнении этого плана они видели не в сербах, но в Византии, которая, конечно, не могла отказаться от своей исторической традиции на Балканском полуострове. Вследствие этого мадьяры подстрекали сербов к восстаниям против Византии и затем пользовались этой борьбой для захватов именно на сербской территории. Как раз это и произошло в 1155 году, когда независимый боснийский бан Борич вмешался в войну между Венгрией и Византией, оказал большую помощь первой в осаде города Браничева на Дунае (теп. Костолац, к востоку от Белграда), а потом признал над собой верховное господство Венгрии. Мадьяры и теперь ссылаются на этот факт, видя в нем доказательство своего права на Боснию, раз речь зашла о присоединении этой провинции к Австро-Венгрии. Но надо прибавить, что господство здесь было чисто эфемерное, всего через 10 лет после того Венгрия оказалась слишком слабой, чтобы удержать в своих руках Боснию. Уже в 1166 году император Мануил отобрал ее вместе с Далмацией и Сремом и присоединил к своим владениям. Вообще он распоряжался в эту пору на Балканском полуострове почти без помехи, и род Вукана, которому он покровительствовал, захватил в свои руки Рашку. Сначала здесь был признан великим жупаном Тихомир, а несколько лет спустя, в 1168 году, Стефан Неманя. Таким образом, первое сербское королевство, столицей которого был Скадр, оказалось созданием личной политики двух энергичных людей; естественная зависимость от Византии была восстановлена, центр государства передвинулся на восток, в Рашку, а, вместе с тем, становилась все более слабой духовная сила, соединявшая сербскую церковь с Римом. Три части прежнего единого государства, королевства Михаила и Бодина, пошли каждая по своему отдельному историческому пути: Зета в 1170 году была присоединена Стефаном Неманей к Рашке, но ненадолго, Босния же так и осталась вне связи с возрождающимся сербским государством, которое признавалось Византией лишь на правах автономной провинции.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒

Последние публикации:

Советы по продаже дома

Почему мы продаем свой дом? Причины могут быть самые различные: переезд в другой город, страну, деревню либо смена работы и другие. Решение приняли окончательно и бесповоротно

История усадьбы…важно ли это?

Возможно, кому-то повезло жить в какой-то старинной усадьбе, хозяином которой прежде был какой-то аристократ. В таком доме можно почувствовать себя в его шкуре, попытаться понять, о чём он думал и как жил

Параметры высоток – важный аспект строительства

Характерными контурами городского современного ландшафта многих городов стали высотные здания. Строительство таких зданий не только делают город современным, но и на небольшом участке земли обеспечивают беззаботное проживание большому количеству людей.

Как накопить на квартиру?

Не однократно, и уверена в том, что каждый задавал вопрос, где взять деньги на покупку недвижимости? Каким образом накопить их как можно быстрее? Ведь покупка квартиру в крупных городах – это не дешевое удовольствие и даже доплату на обмен или первичный взнос по ипотеке, являет собой очень не маленькую сумму.

Все статьи