Тверская усадьба

База данных усадеб и владельцев

1. Схватка титанов стр.8

К окончательному решению вступить в союз с Наполеоном склонила. Фридриха Вильгельма III и позиция России, которая, убедившись в нелояльности поляков, твердо намеревалась не брать на себя инициативу в^ военных операциях. Пруссии было необходимо немедленное выступление сильной русской армии, опережавшей французов, ибо в противном случае каждый день промедления мог стать последним днем прусской государственности. Но здесь интересы России и Пруссии разошлись. В Петербурге все отчетливее понимали, что не следует повторять опыт войн III и IV коалиций и выдвигать войска за пределы России. В начале .1812 года уже сформировалась концепция отступления, заманивания неприятеля в глубь страны. Попытка канцлера К. А. Гарденберга договориться о союзе с Австрией также не дала результата. В Вене ссылались иа неопределенную позицию России. К. Меттерних заявил, что Австрия останется нейтральной, но в Берлине могут быть уверены: интересы обеих держав неразрывно соединены и без трактата.

Союз Пруссии с Францией не произвел в Петербурге сильного впечатления. В известном смысле он даже облегчал дело. Теперь у Александра I были развязаны руки и император мог принять план оборонительной войны, не заботясь о судьбе бывшего союзника. Кроме того, уже в апреле 1812 года в Петербург прибыл прусский подполковник О. Ф. , Шеллер. Он передал Александру I предложение Фридриха Вильгельма III сохранить тайные отношения между двумя странами даже после начала войны., Шеллер инкогнито остался в России, а в Берлин направился подполковник Валентини, который должен был исполнять обязанности тайного поверенного в делах России в Пруссии. Одновременно на Валентини возлагались и функции военной разведки. Уже в ходе войны, в июне 1812 года, начались переговоры с командиром прусского корпуса генералом Йорком с целью склонить его к переходу на сторону России.

Гораздо большее впечатление произвел в Петербурге франко-австрийский союз. Несмотря на бракосочетание Наполеона с эрцгерцогиней Марией-Луизой, этого союза не ожидали. Действия Фридриха Вильгельма III могли быть оправданы тяготами положения, в котором он находился. Александр I полагал, что Австрия останется нейтральной. Между тем Австрия с 1809 года, с приходом Меттерниха на пост министра иностранных дел, заметно изменила свою политическую концепцию.

Министры иностранных дел Австрии периода первых антинаполеоновских коалиций Л. Кобенцль и И. Стадион были политиками XVIII века. Тогда борьба с Францией, главным государством-соперником с XVI века, была основой австрийской внешней политики. Россия в этой ситуации представляла собой союзницу в борьбе против Франции: от нее зависели стабильность тыла, а в конце XVIII века - и военное могущество антифранцузских сил; она же была союзницей в борьбе с Турцией. Отношения России и Турции в XVIII веке, конечно, беспокоили венских политиков, но не стояли для них на первом плане. XIX столетие связано с пробуждением национального самосознания, или, как говорили в то время, с появлением принципа народности. Более дальновидные австрийские политики увидели в этом угрозу могуществу и самому существованию многонациональной Габсбургской империи. "Меттерних,- справедливо отмечает С М. Соловьев,- первый почуял восход нового начала, начала народности и, следовательно, почуял полную несостоятельность Австрии в отношении к этому началу. Но сознание своей слабости, сознание, что только искусным лавированием, умением пользоваться обстоятельствами можно спастись, естественно возбуждало подозрительность и вражду ко всякой силе, особенно ближайшей, которая имела крепкие основы исторического существования и особенно могла выиграть при новом начале"13. Меттерних был достаточно трезвым политиком, чтобы понять: при всей внешней враждебности Австрии к наполеоновской Франции между этими двумя империями существовало глубокое сходство - обе они подавляли и угнетали национальное начало, тот самый "народный дух", пробуждение которого составляет суть истории европейских государств XIX века. Меттерних предвидел, что завоевательная политика в конце концов приведет Наполеона к катастрофе, а потому, в отличие от Фридриха Вильгельма III, не ждал от него реальной угрозы австрийской государственности. В Вене также крепло убеждение, что сохранение территориальной и политической целостности Турции - условие существования самой Австрии. Россия же воспринималась венскими политиками XIX века как средоточие славянского начала, некий центр притяжения славянских народов. В этом качестве она таила угрозу для европейских владений Турецкой империи и самой Австрии.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒

Последние публикации:

Советы по продаже дома

Почему мы продаем свой дом? Причины могут быть самые различные: переезд в другой город, страну, деревню либо смена работы и другие. Решение приняли окончательно и бесповоротно

История усадьбы…важно ли это?

Возможно, кому-то повезло жить в какой-то старинной усадьбе, хозяином которой прежде был какой-то аристократ. В таком доме можно почувствовать себя в его шкуре, попытаться понять, о чём он думал и как жил

Параметры высоток – важный аспект строительства

Характерными контурами городского современного ландшафта многих городов стали высотные здания. Строительство таких зданий не только делают город современным, но и на небольшом участке земли обеспечивают беззаботное проживание большому количеству людей.

Как накопить на квартиру?

Не однократно, и уверена в том, что каждый задавал вопрос, где взять деньги на покупку недвижимости? Каким образом накопить их как можно быстрее? Ведь покупка квартиру в крупных городах – это не дешевое удовольствие и даже доплату на обмен или первичный взнос по ипотеке, являет собой очень не маленькую сумму.

Все статьи