Тверская усадьба

База данных усадеб и владельцев

История сословий в России стр.59

Но рядом с этими местными обществами, основанными на удельном распорядке служилых людей, возникали другие, вызванные новыми стратегическими условиями внешней обороны. По мере расширения Московского государства, в состав его территории входили местности, в которых было мало или вовсе не было служилых землевладельцев, но которые нуждались во внешней защите. Для ограждения таких местностей от внешних нападений они заселялись безземельным людом, состоявшим из низших слуг прежних удельных дворов, из тяглых людей и даже привычных к оружию холопов, которых правительство брало из боярских дворов и ставило в ряды провинциального дворянства. Подьячий второй половины XVII века Котошихин, вспоминая об этой усиленной военной вербовке, в своем описании Московского государства говорит, что в прошлые давние годы, когда у Московского государства были войны с окрестными государствами, ратных людей набирали из всяких чинов и многие из них „за службу и полонное терпение" (т. е. за страдания в плену) освобождались от холопства и крестьянства и получали в награду за свою службу небольшие поместья и вотчины. Средством для поземельного устройства этих новобранцев был новый вид землевладения, выработавшийся в Московском государстве и получивший названии поместного. Я не буду говорить ни о происхождении этого землевладения, ни о тех юридических отношениях, которые входили в состав поместной системы: одни из вас, может быть, слушали об этом в общем курсе русской истории, другие услышат в общем курсе истории русского права. Для нас теперь важны практические последствия этой системы, которые показывают, как устроилось военно-служилое и поземельное положение провинциального дворянства при помощи законодательства о поместном владении. Напомню только, что в Московском государстве поместьем, в отличие от вотчины, наследстенной поземельной собственности, назывался участок казенной земли, данный служилому человеку во временное, обыкновенно пожизненное, владение под условием службы и как средство для службы. Этот вид землевладения возник еще в удельные века: его черты носили на себе те участки, которыми князья наделяли за службу— н только на время службы—не боевых, а дворцово-хозяй-ственных своих слуг, знакомых уже нам под названием слуг „под дворским". Только в XV и XVI веках это землевладение было распространено на всех служилых людей и приведено было законодательством в стройную систему.

Эга поместная система была выражением другого правила, которое положено было в основу военно-поземельного устройства служилых людей и было тесно связано с первым, которое проводилось чрез вотчинное землевладение. Мы видели, что когда ратная служба стала обязательной повинностью целого класса, ее тягости были разложены между служилыми людьми по земле, т, е. по размерам вотчины каждого. Но если все люди, владевшие землей, должны были нести ратную службу в меру земельного владения, то естественно—все, кто нес постоянную ратную службу, должны были владеть землей соразмерно с служебными тягостями. Так, правило служить по земле привело к другому, обратному—владеть землей по службе. Согласно с этим новым правилом и наделялись поместьями безвот-чпяные пли маловотчинные служилые люди. Это испоме-щение не только ввело новых землевладельцев в ряды старых местных вотчинных обществ, но и созидало в продолжение XVI и XVII веков одно за другим новые уездные землевладельческие общества, на которые падала обязанность защищать ближайшие к ним границы государства. Наиболее угрожаемые западные, южные и восточные границы были обсажены более или менее густыми рядами помещиков, которыми, как живой изгородью, с трех сторон был защищен государственный центр. Мы можем судить о ходе этих оборонительных работ по нескольким сохранившимся в памятниках данным. В 1488 году, несколько лет спустя по завоевании Новгорода, здесь был открыт заговор, вследствие которого более 8.000 бояр, знатных горожан и купцов переселены были из Новгорода в Московскую землю. Эти бояре и знатные горожане были в большинстве крупные землевладельцы. Лпчные землевладельцы должны были служить, по правилу московской политики; но туземные землевладельцы на своих новгородских вотчинах былп ооасны для московского правительства. Поэтому 8.000 переселенцев были рассыпаны по уездам Владимирскому, Нижегородскому, Муромскому, Переяславскому, Юрьевскому, Ростовскому и Костромскому и наделены поместьями. На их опустелые места посланы былп сотни московских служилых людей, которым розданы были в поместья конфискованные вотчины переселенцев. При этом, чтобы добыть требуемое количество московских служилых заместителей, велено было распустить более пятидесяти семей походных холопов, служивших во дворах московских бояр Тучковых, Шереметевых, Ряполовских, Травиных и других. Все эти невольноотпущенные получили поместья в Вотьской пятине, пограничной с шведскими и ливонскими владениями. До нас дошла оклажная книга этой самой пятины, составленная в 1500 г. В 14-ти погостах двух уездов этой пятины, Ладожского и Ореховского (уездный город Орешек) мы встречаем по окладной книге 106 московских помещиков и между ними много бывших холопов московских бояр. В имениях всех этих помещиков значилось около 45.000 десятин пахотной земли, на которой работало более 4.000 крестьян и помещьпчих дворовых люде#. Такое служилое гнездо свито было Москвой в пограничном с шведскими владениями уголке Новгородской земли менее чем в два десетплетия. Еще раньше и гуще заселены были восточные и северовосточные уезды. В 1499 г. совершен был под командой кн. Семена Курского поход за Урал на вогулов, нападавших на русские владения; под начальством князя было послано между прочим 1.304 служилых человека Устюжского уезда и более 2.000 служилых людей уездов Вятского, Важского и Пинежского. Еще заботливее огораживались самые опасные, южные границы. Барон Герберштейн, посетивший дважды Московию в начале XVI в. и хорошо ее изучивший, говорит, что даже в мирное время по рекам Оке и Дону ставили ежегодно до двадцати тысяч ратных людей для предупреждения татарских нападений. По установившемуся порядку мобилизации, большинство этих сторожевых отрядов состояло из служилых людей южных пограничных уездов. Можно даже уловить по книгам XVI в. географическое распределение провинциального дворянства. В центральных уездах, особенно в Московском, было очень мало городовых дворян; решительно преобладали землевладельцы высших чинов, думвых и московских, обыкновенно крупные вотчинники и с крупными поместными окладами. Поместья самих городовых дворян, рассеянные между крупными имениями людей высших чинов, в этих уездах были также довольно значительны. Чем дальше от Московского уезда на восток и юг, тем реже становились поместья и вотчины высших чинов, тем больше являлось провинциальных "помещиков, и тем мельче были их поместные оклады. Размеры помещичьего и вотчинного землевладения шли в редеющем порядке от центра к южным, западным и восточным окраинам. Возьмем список служилых людей Коломенского уезда с их поместными окладами 1577 г. По этому списку значилось 295 помещиков, за которыми по окладам числилось 804.000 десятин пахотной земли, не считая лесной, луговин и неудобной. Следовательно, на каждого помещика приходилось по 285 десятин. Возьмем список служилых людей Ряжского уезда 1597 г. Ряжскпй уезд в конце XVI в. принадлежал к числу юго-восточных пограничных. По списку в нем было 770 поместий, в которых по окладам значилось 127.860 десятпн; следовательно, среднее поместье имело 166 десятин. Такова разница от среднего поместья Коломенского уезда, заключавшего в себе 285 десятпн. В этом Ряжском и в смежных или еще более южных уездах—Еси-фанском, Ефремовском, Козловском, Лебедянском, Елецком, Ливенском, Воронежском—в конце XVI п начале XVII в. садились служилые люди „вновь на диких полях". Там было чрезвычайно мало, в иных местах даже совсем не было крестьян, служилые люди были здесь первыми русскими поселенцами с своими дворовыми людьми. Они рассаживались не одинокими помещичьими усадьбами, а огромными сплошными и притом укрепленными селениями и почти все жили


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒

Последние публикации:

История усадьбы…важно ли это?

Возможно, кому-то повезло жить в какой-то старинной усадьбе, хозяином которой прежде был какой-то аристократ. В таком доме можно почувствовать себя в его шкуре, попытаться понять, о чём он думал и как жил

Параметры высоток – важный аспект строительства

Характерными контурами городского современного ландшафта многих городов стали высотные здания. Строительство таких зданий не только делают город современным, но и на небольшом участке земли обеспечивают беззаботное проживание большому количеству людей.

Как накопить на квартиру?

Не однократно, и уверена в том, что каждый задавал вопрос, где взять деньги на покупку недвижимости? Каким образом накопить их как можно быстрее? Ведь покупка квартиру в крупных городах – это не дешевое удовольствие и даже доплату на обмен или первичный взнос по ипотеке, являет собой очень не маленькую сумму.

Что же такое Северный Кипр

Мечты об отдыхе у подавляющей части населения нашей страны (расположенной преимущественно в северных широтах) неизменно ассоциируются с ярким солнцем, ласковым морем, песчаными или галечными пляжами.

Все статьи