Тверская усадьба

База данных усадеб и владельцев

АРХИТЕКТУРА ДВОРЯНСКОЙ УСАДЬБЫ ТВЕРСКОГО КРАЯ

АРХИТЕКТУРА ДВОРЯНСКОЙ УСАДЬБЫ ТВЕРСКОГО КРАЯ

В.В. Савельев

Усадебное строительство в России стоит в ряду тех явлений, реальная степень значимости которых осознается только тогда, когда они окончательно становятся достоянием истории. Для человека первой половины XIX в. усадьба всего лишь "господский дом на селе, со всеми ухожами, садом, огородом".Отношение к ней автора конца столетия - это ностальгическая грусть по "несостоятельному прошлому, этому Версалю на русской почве, не успевшему расцвесть". "Нет, не историк, а поэт пусть овладеет этим прошлым, пока не улеглись еще страсти", - пишет в 1888 г. тверской краевед Н. Овсянников2.

Страсти улягутся нескоро. Разгром усадебной культуры в революционные годы, последовавшие затем десятилетия гибели ее многочисленных осколков ставят исследователя конца нашего века - видимо, уже достаточно беспристрастного - в ситуацию, когда возможностей для изучения остается немного. В настоящем очерке сделана попытка рассмотреть развитие тверской усадебной архитектуры - важного слагаемого в понимании историко-культурного феномена русской усадьбы.

Первые случаи усадебного строительства отмечены на территорииТверского края еще в XVI в. Заниматься благоустройством своих сельских резиденций были вынуждены видные представители московской властной иерархии,потерпевшие поражение в политической борьбе - фаворита Василия III И. Поджогин в селе Иванищи в 1530-1540-х гг., а полвека спустя - князь Симеон Бекбулатович в селе Кушалино. Опальные сановники, удалившись в свои имения, отстроили там каменные храмы.

Массовый характер вотчинное строительство получило лишь к концу XVII в. Процесс постепенной секуляризации жизненного уклада, происходивший в это время в России, привел к переходу строительной инициативы от церкви к частному заказчику. Значение центра культурной и общественной жизни, крупнейшего негосударственного производителя строительства все более утрачивалось монастырем и отчасти закреплялось за усадьбой. При этом противоречивый характер секуляризации этого времени выразился в том, что результатом усиления строительной деятельности светских заказчиков стало возведение не гражданских построек, а церквей. Усадебные храмы, появившись на территории края в последней четверти XVII в., вошли в противоречие с местной строительной практикой. Их заказчики - как правило, представители столичного дворянства - оказались более восприимчивыми к архитектурным новациям, чем город и монастырь, и стали первыми проводниками форм "московского барокко". Сохранившиеся памятники - такие, как Покровская церковь в с. Ладьино (Торжокский район), сооружавшаяся в 1683-1692 гг., и Успенская церковь в селе Берново (Старицкий район), традиционно датируемая, видимо, неверно, 1687 годом 2 - позволяют проследить процесс утверждения этого стиля на Тверской земле.

Между тем подавляющее большинство помещичьих усадебных домов этого времени представляли собой очень простые деревянные постройки, главное отличие которых от крестьянских изб заключалось в их размерах. В более редких случаях относительная сложность композиции достигалась объединением в различных комбинациях нескольких срубов - как, например, в описанном И. Забелиным доме из подмосковного имения Голицыных: "деревянные хоромы,состоявшие из трех небольших светлиц, собственно изб, осьми-аршинных, соединенных сенями"3. Первые каменные дома в усадьбах Тверского края появились лишь на рубеже XVII-XVIII вв. Сведений о них почти нет. Так, известно, что в усадьбе князей Куракиных Волосово-Степановское (Зубцовский район) существовало некое "старинное каменное четырехугольное здание с башнею над въездом - несомненно древнее жилище князей"4, которое значилось ветхим еще в первой половине XVIII в. Другой источник характеризует эту постройку, как "длинный каменный дом с башней - первоначальный господский дом времени Петра Великого"5. Здание не сохранилось, и в настоящее время составить достоверное представление об его архитектуре невозможно.

Единственный сохранившийся на территории Тверского края усадебный дом, условно датируемый рубежом XVII-XVIII вв., непостижимым образом оказался расположен вдали от традиционных строительных центров того времени - в глуши современного Сандовского района, в селе Тухани. Это двухэтажное здание с мощными стенами и сводчатыми потолками; фасады его полностью лишены декорировки. Дом целиком принадлежит средневековой строительной традиции.

Мы вправе предположить существование и других усадебных домов, сооруженных накануне петровских реформ. Но развитие этой линии в истории усадебной архитектуры было прервано событиями первой четверти XVIII в.

Благодаря бурной европеизации произошла полная замена архитектурных вкусов. Сформировалось представление об усадьбе как комплексе чисто художественном. Но в течение первой половины века развитие усадебной архитектуры шло главным образом за счет строительства в окрестностях Петербурга и Москвы. Тяжелое положение в экономике, запрет на каменное строительство, мобилизация дворянства на государственную службу привели к тому, что провинция не приняла участия в этом процессе. На территории Тверского края остановилось каменное строительство. Возведение усадебных храмов возобновилось только в середине века; строительство каменного усадебного дома рассматривалось как исключение из правил.

Уникальный памятник петровской эпохи - комплекс зданий, построенных в 1720-х гг. близ Вышнего Волочка М.В. Сердюковым - знаменитым гидротехником. Строго говоря, это была не помещичья усадьба, а скорее деловой и промышленный центр сооружавшейся Сердюковым колоссальной водной системы. Строительство комплекса за пределами Вышнего Волочка во многом объяснялось напряженными отношениями гидротехника с населением яма. Строительство стало возможным благодаря значительным финансовым возможностям Сердюкова и его потребности в постоянной благоустроенной резиденции, что нетипично для описываемого периода.

Усадьба включала жилые и хозяйственные постройки, сад, принадлежавшие Сердюкову заводы; до нашего времени дошли главные постройки комплекса, по которым можно судить о первоначальной композиции. Впервые на территории Тверского края строителями усадьбы были применены новые планировочные приемы и совершена попытка организовать пространство на основе регулярности.

Комплекс получил четкое деление на восточную репрезентативную и западную хозяйственную части, которые разделяли каменный двухэтажный дом и расположенный с ним на одной линии флигель. Следуя логике композиции, можно предположить существование в прошлом аналогичного флигеля по другую сторону дома. Перед главными фасадами построек, выдержанными в сходных декоративных формах, был разбит обширный партер, поодаль от которого при въезде в усадьбу расположилась так называемая "тюрьма" - кирпичное одноэтажное здание, полностью лишенное фасадной декорации.

Главный дом усадьбы - интересный образец взаимодействия элементов русской и европейской архитектуры этого времени. Обладая внешне европеизированным обликом благодаря использованию упрощенного барочного декора, по своему объему дом тесно связан с отечественной традицией XVII в.

Усадьба Сердюкова является единственной в своем роде в рассматриваемом регионе. Достоверных сведений о других постройках этого времени не имеется. Лишь Г. Лукомский в работе "Памятники старинной архитектуры России в типах художественного строительства" (1916 г.) вскользь упоминает, что "на озере Селигер сохранился дворец времен Анны Иоанновны", но тут же замечает, что подобные постройки обыкновенно "или принадлежат к позднейшей эпохе... или требуют еще большей осмотрительности в принятии сведений об истории их возникновения"6.

Лишь в середине века строительная деятельность на территории края оживляется, но сельские владетели все еще предпочитают строительству каменных домов возведение церквей. В это время в большом количестве сооружаются усадебные храмы типа "восьмерик на четверике", снабженные барочной декорацией. В целом барокко, последовательно проходя все стадии своего развития, так и остается на территории Тверского края стилем усадебного храма, в то время как в жилой архитектуре усадьбы оно почти не оставляет следов. Известно лишь несколько памятников середины XVIII в., представляющих барочную линию в развитии местной усадебной архитектуры. Это дома в селах Рылово (Калязинский район) и Первитино (Старицкий район), комплекс в селе Чукавино (Старицкий район). Последний наиболее интересен. Это зрелый, но запоздалый образец петровского барокко.

В середине века чукавинским имением владел прапорщик П.Р. Чоглоков. Известно, что именно он был строителем сооруженной в 1740-1746 гг. Владимирской церкви. Сходные мотивы в декоративном оформлении церкви и главного дома усадьбы, стилистическая общность этих построек позволяют предположить, что сооружались они примерно в одно время и, возможно, одними мастерами. Усадьба живописно расположилась на кромке высокого берега Волги; она доминирует над долиной реки. В дальнейшем подобное размещение усадебных ансамблей получило широкое распространение на территории края.

Усадьба в Чукавине - один из последних памятников периода единичных экспериментов в области усадебного строительства. Уже во второй половине XVIII в. во многих областях жизни государства произошел качественный сдвиг, определивший новый статус усадьбы и существенно повлиявший на ее архитектуру. Освобождение дворянства от обязательной службы и секуляризация церковных земель создали условия для развития усадьбы и упрочения ее позиций. Появление в провинции многочисленных архитекторов-профессионалов, имеющих специальное образование, учреждение постов губернских и уездных архитекторов, широкое распространение типового проектирования и многочисленных сочинений, содержащих рекомендации по устройству усадьбы, вывели ее архитектуру на качественно новый уровень.

1760-1770-е гг. - переходный период в истории тверской усадьбы. Массовое строительство в это время только начиналось и еще не набрало темпы. Тем не менее уже "Генеральное соображение по Тверской губернии"7, составленное в 1783-1784 гг., зарегистрировало наличие на территории губернии двадцати каменных помещичьих домов, большинство из которых было построено в течение последних двадцати лет. Естественно, подавляющее большинство домов и тогда строилось из дерева - таких в Тверской губернии к этому времени было более полутора тысяч.

Дарование вольностей дворянству почти совпало хронологически с большим тверским пожаром 1763 года. Брошенная на восстановление города группа архитекторов во главе с П.Р. Никитиным превратила Тверь в полигон для реализации новейших архитектурных идей. Концепция застройки города была подчеркнуто новаторской. Деятельность команды Никитина получила огромный резонанс на территории Тверского края. Сильнейшее влияние оказала она и на усадебную архитектуру. Активное строительство, развернувшееся в Твери и уездных городах края, побуждало заказчиков-помещиков придерживаться новейших образцов. Способы заимствования были разнообразны - от копирования отдельных деталей и мотивов до буквального воспроизведения. Использовалась, очевидно, и практика составления членами команды индивидуальных проектов.

Видимо, нечто подобное имело место при проектировании усадьбы в селе Грузины (Торжокский район). Ее возникновение связано с именем М.Ф. Полторацкого - крупного столичного сановника, ставшего владельцем имения в конце 1750-х гг. Строительство комплекса, вероятно, началось вскоре после тверского пожара и продолжалось до середины 1770-х гг. М.Ф. Полторацкий - основатель богатой и влиятельной династии новоторжских помещиков; для его ближайших потомков работали такие видные архитекторы, как Ю.М. Фельтен и В.П. Стасов. В краеведческой литературе распространена версия о проектировании дома в Грузинах еще одним великим мастером Ф.Б. Растрелли. В действительности же общий характер архитектурного решения - переходный, раннеклассицистический -обнаруживает немалое сходство с проектами, разрабатывавшимися командой Никитина. Прямые аналогии между никитинскими постройками и домом в Грузинах отсутствуют, но это можно объяснить тем, что здесь перед архитектором ставилась принципиально иная задача - создание парадной загородной резиденции.

Более тесная связь с типовыми проектами этого времени обнаруживается в архитектурном решении усадебных домов в селе Михайловское и Цветки (Торопецкий район), Хотилицы (Андреапольский район). Проект воспроизводится здесь почти буквально, даже не проходя приспособления под нужды сельского дворянского дома. В усадьбе Новые Ельцы (Осташковский район) возводится здание полотняной фабрики, композиция которого, основанная на большой протяженности фасада, имеет сходство с композицией тверской единофасадной застройки, а декоративная система также ориентируется на типовые проекты этого времени. В данном случае в жертву моде приносится функциональность.

Барочные мотивы практически полностью исчезают из оформления домов; в поиске новых форм заказчик в это время, как правило, оказывается вынужден обратиться к типовому проекту, разработанному для городского дома, так как проекты, специально составленные для усадьбы, еще не появились.

С окончанием переходного периода 1760-1770-х гг. в развитии усадебной архитектуры наступает пора расцвета. Начинается массовое строительство усадебных комплексов. Наиболее сильно строительная деятельность разворачивается в центральных уездах Тверской губернии, где для этого имеются необходимые условия. Старицкий и Новоторжский уезды, обладающие давними традициями каменного строительства, характеризуются выгодным географическим положением при важнейших транспортных артериях - Волге, Вышневолоцкой водной системе и дороге между Петербургом и Москвой, связывающих регион с главными культурными и потребительскими центрами страны. Важным фактором является обилие на территории центральных уездов губернии строительных материалов - леса, известняка и валунов, огнеупорных глин. Наконец, на территории Новоторжского уезда развернулась строительная деятельность Н.А. Львова, имеющая для архитектуры края огромное значение.

Влияние творчества Львова на архитектуру края во многом определило ее дальнейшее развитие. Резонанс деятельности Львова среди местных архитекторов был огромен. Его постройки вызывали большое количество подражаний и заимствований; активное использование некоторых характерных для Львова приемов способствовало появлению сооружений, в отношении авторства которых крайне трудно определить, являются ли они постройками Львова или его последователей.К постройкам, несомненно принадлежащим Львову или приписываемым ему с высокой степенью вероятности, относятся церкви в Усадьбах Арпачево (Торжокский район) и Горницы (Кувшиновский район), усадебные комплексы в селах Никольское- Черенчицы, Знаменское-Раек (Торжокский район) и Прямухино (Кувшиновский район), дом в деревне Старая Дубровка (Спировский район), хозяйственные постройки в имении Митино и валунные мосты в деревне Василево (Торжокский район).

К ним примыкает круг построек, в которых используются излюбленные архитектурные мотивы Львова. Степень восприимчивости местных архитекторов к различным его открытиям неравнозначна. Львов разрабатывает и раньше всех на территории края внедряет основные типы усадебного дома; но влияние его осуществляется опосредованно - через знакомство провинциалов с эталонными произведениями строгого классицизма, возводимыми архитектором в непосредственной близости от их собственных поместий. Предпочтение в большинстве случаев отдается заказчиком простым схемам, заимствованным с разной степенью приспособления к собственным нуждам из появившихся к этому времени многочисленных альбомов типовых проектов - как, например, при строительстве дома в усадьбе Курово-Покровское (Старицкий район), в точности копирующего постройку из руководства, составленного И. Лемом8.

Присущая Львову тяга к изысканной игре простейших геометрических объемов находит последователей прежде всего в области церковной архитектуры, где прямые заимствования из творческого арсенала архитектора продолжают совершаться вплоть до середины XIX в.

Широчайшее распространение получают постройки, образ которых строится на активном использовании необработанного камня, что является одним из излюбленных приемов Львова. Как правило, это хозяйственные здания - погреба, кузницы и т.д. Степень популярности таких построек у местных помещиков позволяет считать пристрастие к использованию дикого камня специфической чертой усадебной архитектуры края.

В усадебном строительстве на территории края в это время принимают участие и другие видные архитекторы. Но говорить об их влиянии на процессы развития тверской усадебной архитектуры мы не можем.

Несмотря на то, что к этому времени возведение каменного усадебного дома уже не было редкостью, для большинства мелких помещиков, составлявших основу провинциального дворянства, это было недостижимо. Во все времена подавляющее большинство усадеб российской провинции строилось из дерева. В мемуарах описываемого периода, как неотъемлемая черта жизненного уклада эпохи, присутствуют "неказистые дедовские помещичьи домики, все почти серо- пепельного цвета, тесовая обшивка и тесовые крыши коих никогда не красились... В более замысловатых деревянных постройках приклеивались, так сказать, к этому серому четыре колонны с фигурным треугольником над ним. Колонны эти были у зажиточных оштукатуренные и вымазанные известью, так же как и их капители; у менее достаточных помещиков колонны были из мощных сосновых бревен без всяких капителей"9.

Известный пример этой традиции в усадебном строительстве - старый господский дом в Прямухине. Он был сооружен, предположительно, еще в первой половине - середине XVIII в., когда Прямухино принадлежало представителям разветвленного дворянского рода Шишковых, владевших многочисленными поместьями в уезде. За долгие годы своего существования дом, видимо, неоднократно расширялся и к концу века достиг размеров в двадцать четыре комнаты. Новые хозяева имения - Бакунины - украсили это простое деревянное здание четырехколонным портиком, а по бокам - кирпичными флигелями.

На территории Тверской области сохранилось несколько памятников "деревянного классицизма", архитектурное решение которых имеет разную степень сложности. Это и простейшие здания - такие, как усадебный дом на окраине современного Лихославля, не имеющий даже самых скромных претензий на художественность, и более выразительные - дома в деревне Старо-Глинкино (Торжокский район), селе Балдеево (Кесовогорский район), деревне Ладожское (Сандовский район).

Интересен образец более позднего деревянного усадебного дома - постройка в селе Устинове (Кашинский район), разобранная в середине 1980-х гг. Устиновский дом принципиально отличался от зданий, упомянутых выше. В дереве он был возведен не от недостатка средств. Село принадлежало состоятельной фамилии Лихачевых, основная резиденция которых находилась в соседней губернии. Там был отстроен крупный усадебный комплекс, а Устиновскому имению был придан преимущественно производственный характер, что и вызвало появление небольшого деревянного дома. Соображения репрезентативности, тем не менее, были учтены и нашли выражение в попытке придать дому монументальность за счет богатого декора.

В ряде случаев, когда владелец имения предпочитал вкладывать средства в строительство обширного хозяйственного комплекса, жилой дом мог возводиться наполовину деревянным, с каменным первым этажом - как в селах Селихово (Торжокский район), Домотканово (Калининский район).

Существенную связь с усадьбами "деревянного классицизма" имеют и некоторые каменные постройки, отличающиеся от них только материалом исполнения и представляющие тип наиболее скромного усадебного дома. Таково здание в деревне Чевакино (Торжокский район) - небольшое, одноэтажное, почти лишенное декора. В основе его композиции - простой прямоугольный объем, главный фасад которого выделен традиционным портиком из четырех дорических колонн, увенчанных деревянным фронтоном. Дом в Чевакине условно можно датировать 1820-1830 годами, но подобные постройки, очевидно, возводились и раньше.

Начало формирования более сложного типа усадебного дома относится к 1780-м гг. У его стоков находится дом Н.А. Львова в его собственном имении Никольское-Черенчицы. Основной центрический кубовидный объем здания был усложнен двумя симметрическими крыльями, охватывавшими вместе с ним парадный двор. Этот планировочный прием в дальнейшем получил широкое распространение на территории края. Интересный образец его применения - усадьба Боровно (Вышневолоцкий район), где на рубеже XVIII-XIX вв. был отстроен комплекс зданий.

В 1798 г. управляющий Вышневолоцкой шлюзной конторой статский советник Манзей вышел в отставку "с обращением в пенсион по смерть получаемого жалованья; сверх того пожаловано ему 200 душ в Вышневолоцком уезде"10. Обосновавшись в Боровно, он развернул там строительные работы.

На берегу Боровенского озера был возведен двухэтажный каменный дом, восточным фасадом обращенный к воде, а западным - к обширному парадному двору. Двор обрамляли деревянные флигели, соединившиеся с домом галереями. Хозяйственный комплекс в композицию не включался и был расположен в стороне от парадного двора. Комплекс в Боровно - пример выработавшейся композиционной схемы, свойственной многим усадебным постройкам конца XVIII - первой трети XIX в. Жилая часть подобных комплексов строится строго по принципу осевой симметрии.

Анализируя материалы натурных обследований, можно сделать вывод, что в тех случаях, когда симметрия не читается, это следует считать результатом последующих утрат, изменивших первоначальный облик ансамбля. В качестве примера может быть назван комплекс усадьбы Селихово: некогда ансамбль парадного двора составляли главный дом и два флигеля, с трех сторон обрамлявшие двор. В настоящее время сохранился лишь один из флигелей, в то время как еще в начале 1970-х гг. первоначальная композиция прослеживалась ясно. Так было и в Боровно, где из многочисленных, некогда деревянных построек комплекса уцелел лишь северный жилой флигель.

Усадебные дома этого времени старались размещать как можно живописнее, обыкновенно - в высоких точках рельефа на гребне перепада местности. Фасад, противоположный дворовому, был обращен на открывавшуюся низину или разбитый за домом парк. В последнем случае по центральной планировочной оси комплекса проходила главная аллея парка, ориентированная на центр паркового фасада дома. При планировке комплексов их старались ориентировать по сторонам света. Хозяйственный двор отделялся от парадного и не включался в его композицию.

В том случае, если усадебный дом располагался на гребне возвышенности, парк мог быть разбит в низине. При этом композиционное единство дома и парка, их активная взаимосвязь нарушались. Но подобное решение имело другое преимущество, открывая для обозрения фасад здания, обращенный к обрыву, и подчеркивая эффектность его расположения и доминирующую роль в ландшафте. Подобным образом строится композиция усадьбы в деревне Коноплино (Старицкий район).

Один из случаев наиболее последовательного на территории края осуществления принципа осевой симметрии - усадебный комплекс в деревне Михнево (Рамешковский район), отстроенный в начале XIX в. владельцами имения - дворянами Трубниковыми. Композиционным центром ансамбля является главный дом, к югу от которого расположен парадный двор, обрамленный флигелями, а к северу - регулярный липовый парк. Основа планировки парка - три аллеи, расходящиеся лучами; через центральную из них от дома открывается вид на систему каскадных прудов, устроенную на реке.

Существовала и другая планировочная схема, несколько менее распространенная. Один из первых известных примеров ее реализации - усадебный дом в Прямухине после его реконструкции, проведенной на рубеже XVIII-XIX вв. (предположительно, при участии Н.А. Львова). Другой усадебный дом того же времени, устроенный в соответствии с аналогичными принципами, находится в селе Берново (Старицкий район). Суть метода - в ориентации дома не на одну, а на три планировочных оси, одна из которых проходит по центру здания, а другие - по боковым частям главного фасада, выделенным архитектурными средствами и по композиционной роли аналогичным флигелям, примыкающим к дому и находящимся с ним на одной линии.

Среди построек этого типа - усадебные дома в селе Масальское (Зубцовский район) и деревне Татево (Оленинский район). Парковый фасад подобных домов неизменно трактуется значительно скромнее, чем дворовый.

Последнее десятилетие XVIII и первое десятилетие XIX вв. - время возведения на территории края репрезентативных усадебных комплексов дворцового типа. Они крайне немногочисленны - на территории Тверской губернии к таковым можно отнести лишь три комплекса, к которым также примыкают построенный ранее дом в Грузинах и не сохранившаяся до нашего времени усадьба Хворостьево близ Торопца. Строительство в подобных масштабах имели возможность вести только представители наиболее состоятельных фамилий, но даже при больших экономических возможностях владельцев сооружение комплексов, как правило, затягивалось.

В конце 1780-х гг. началось строительство резиденции генерал- аншефа Ф.И. Глебова-Стрешнева в усадьбе Знаменское-Раек Новоторжского уезда. Автором проекта традиционно считается Н.А. Львов. Строительство завершилось в последние годы XVIII в. Композиционным центром усадьбы является главный дом с обширным парадным двором, обрамленным колоннадой. Подобное решение - единственное на территории края. Благодаря удачной компоновке объемов, верно найденному масштабному соотношению построек с пространством двора, а также использованию строгих и гармоничных форм развитого классицизма сравнительно небольшой по размерам главный дом воспринимается как дворец.

В отличие от усадьбы в Знаменском-Райке композиция двух других репрезентативных комплексов обнаруживает внутреннее единство.

В 1791-1811 гг. уже упоминавшаяся выше усадьба Волосово-Степановское стала местом, где развернулось строительство грандиозной резиденции князей Куракиных. Существует предположение об участии в проектировании комплекса Д. Кваренги. Помимо главного дома, парка, фабрики, обширного хозяйственного двора, сооружался "целый городок с театром, каланчой, обелиском, шлагбаумами, с громкими названиями улиц и проспектов"11. Из огромного комплекса до наших дней сохранилось, к сожалению, немногое - в первую очередь главный дом.

В основу планировки комплекса было положено взаимодействие двух перпендикулярных осей, одну из которых составлял протяженный фасад главного дома, а другая проходила от его центра и завершалась площадью с поставленным на ней обелиском. Композиция главного дома построена на сочетании центрального корпуса и двух симметрично расположенных флигелей, объединенных с ним галереей.

Другая репрезентативная резиденция была отстроена, предположительно, в первом десятилетии XIX в. в имении графов Толстых Новые Ельцы (Осташковский р.). Строительство осуществлялось с невиданным по масштабам края размахом. Главный дом, сравнимый по своим размерам с дворцом, является самым большим усадебным домом на территории Тверской области. В основе планировочной структуры комплекса - уже знакомый нам принцип размещения главных построек и основных пространственных зон на двух перпендикулярных осях. Центр композиции - трехэтажный главный дом, объединенный переходами с двумя двухэтажными флигелями.

К 1810-1820 годам период строительства дворцовых резиденций на территории края закончился; темпы возведения более скромных усадебных домов замедлились. Усадебные постройки начали тяготеть к усложнению композиции. Дома в Митине под Торжком, а также в деревне Бережок (Удомельский район) еще сохраняют компактный кубовидный объем, который однако, уже осложнен эркерами и полуротондами на боковых и задних фасадах и лоджией на главном фасаде.

К 1840-м гг. строительная деятельность в усадьбах начинает затухать. Предельно сокращается возведение жилых построек; с большей охотой средства вкладываются в развитие хозяйственного комплекса. Общий кризис феодальной экономики и освобождение крестьян наносит усадьбе удар, от которого она уже не в состоянии оправиться. Пореформенные годы - время разорения большого количества помещичьих хозяйств и перехода многих усадебных домов к новым владельцам - представителям других сословий.

Случаи усадебного строительства в это время единичны и, как правило, малоинтересны по своим художественным качествам. Эклектика почти не оставляет заметных следов в усадебной архитектуре. Едва ли не единственный достойный внимания пример - так называемый "Замок" в усадьбе, которую в настоящее время занимает дом отдыха "Голубые озера" (Удомельский район); в декорировке этого здания используются готические мотивы.

Среди последних комплексов, сооруженных перед революцией - относящиеся к концу XIX в. комплексы в селе Алексейково (Лесной район) и Островки (Вышневолоцкий район), возникшие в местах, где ранее усадеб никогда не существовало. Архитектурный облик этих усадеб обнаруживает тягу их создателей к различным модификациям формировавшегося в это время "национального" стиля.

После революции большинство усадеб подвергается разгрому, а затем - обобществлению и приспособлению под нужды новых хозяев. Развитие этого направления в архитектуре прерывается.



ПРИМЕЧАНИЯ

1 Здесь и далее под понятием "Тверской край" автор имеет в виду территорию в границах современной Тверской области.

2 Овсянников Н. Переписная книга Бежецкого уезда 1709 года. Переписи князя Григория Волконского.- Тверь, 1888.- С. 25.

3 Забелин И. Опыты изучения русских древностей и истории.- М., 1873.- Ч. 2.- С. 333.

4 Княже-Куракинские церкви в Тверской губернии / Под ред. В.Смолянинова.- М., 1905.- С. 259.

5 Погожев Е. В трех старых усадьбах // Столица и усадьба.- 1914.- N 9.- С. 17.

6 Лукомский Г.К. Памятники старинной архитектуры России в типах художественного строительства.- Пг., 1916.- Ч. 1: Русская провинция.- С. 353.

7 Генеральное соображение по Тверской губернии, извлеченное из подробного топографического и камерального по городам и уездам описания 1783-1784 гг.- Тверь, 1873.

8 Лем И. Начертание с практическим наставлением, как строить разные здания.- СПб., 1803.- Табл. 3-А.

9 Бутурлин М.Д. Записки // Рус. архив.- 1897.- N 5-8.- С. 403-404.

10 Вышневолоцкая система.- М., 1855.- С. CCI.

11 Княже-Куракинские церкви в Тверской губернии.- С. 309.

Последние публикации:

Советы по продаже дома

Почему мы продаем свой дом? Причины могут быть самые различные: переезд в другой город, страну, деревню либо смена работы и другие. Решение приняли окончательно и бесповоротно

История усадьбы…важно ли это?

Возможно, кому-то повезло жить в какой-то старинной усадьбе, хозяином которой прежде был какой-то аристократ. В таком доме можно почувствовать себя в его шкуре, попытаться понять, о чём он думал и как жил

Параметры высоток – важный аспект строительства

Характерными контурами городского современного ландшафта многих городов стали высотные здания. Строительство таких зданий не только делают город современным, но и на небольшом участке земли обеспечивают беззаботное проживание большому количеству людей.

Как накопить на квартиру?

Не однократно, и уверена в том, что каждый задавал вопрос, где взять деньги на покупку недвижимости? Каким образом накопить их как можно быстрее? Ведь покупка квартиру в крупных городах – это не дешевое удовольствие и даже доплату на обмен или первичный взнос по ипотеке, являет собой очень не маленькую сумму.

Все статьи